Гражданское общество в России: ярлык иноагента превращается в знак качества

07.05.2019
10:00
Мнения

Россия должна оставаться в Совете Европы, а ярлык иноагента, навешиваемый властями на НКО, пора считать знаком качества. Что обсуждали на Форуме гражданского общества ЕС-Россия в Братиславе – в репортаже коллег из DW.

Девятое общее собрание Форума гражданского общества ЕС-Россия – сети некоммерческих организаций (НКО) из РФ и Евросоюза – открылось 6 мая в Братиславе минутой молчания в память о погибших в авиакатастрофе в Шереметьево. Среди около 200 участников были и те, кто, вылетая из Москвы накануне, с ужасом наблюдал за горящим SupetJet 100 через окно в аэропорту.

Гражданское общество без политики?

Михаил Федотов, председатель Совета по правам человека при президенте России, открывал собрание Гражданского форума уже в восьмой раз – пропустил это событие он только однажды. В своей речи он призвал не обращать внимания на политиков и политическую ситуацию, а заниматься «реальными проблемами».

«Бог с ними – с политиками! Политики всегда думают о следующих выборах, а мы – о нынешнем и следующих поколениях», – заявил он.

Выступавший следом экс-министр иностранных дел Словакии Павол Демеш с этим не согласился.

«У НКО есть право заниматься политикой. В конституции записано, что источник власти – народ. А такие люди, как Виктор Орбан и Владимир Путин, нарушают этот фундаментальный принцип. Нам нельзя отступать от этой позиции, иначе они и отправят нас заниматься исключительно защитой природы, животных, заботой о стариках и детях».

Цена демократии в России и Словакии

Михаил Федотов любит повторять, что «все мы – ученики в школе прав человека».

«Каждому есть чему поучиться, и каждый может чему-то научить. Мы можем дать друг другу списать контрольную, домашнее задание», – сказал он, развивая свою метафору.

Что именно можно «списать» в сфере гражданского общества и защиты прав человека у России участники форума с ходу сказать затруднялись. Но варианты все же нашлись.

«Как продолжать работать, когда общество становится все менее свободным, – предложила исполнительный директор Гражданского форума ЕС-Россия Анна Севортьян. – Нужно понимать ситуацию, быстро реагировать на появляющиеся окна возможностей, не терять договороспособности с другой стороной и находить новые подходы».

Анна Севортьян
Анна Севортьян

Еще пару лет назад эти слова были не слишком актуальны для Словакии, где Гражданский форум собрался на этот раз. Но после убийства в феврале 2018 года Яна Куцияка, 27-летнего журналиста, расследовавшего связи итальянской мафии со словацкими политиками, местному гражданскому обществу пришлось побороться за свои права.

Потрясенная убийством журналиста и его невесты активистка Катарина Надь Пазмань вместе с мужем и друзьями организовала первый марш памяти Куциака в Братиславе. Марш вылился в многотысячные протесты против коррупции по всей стране, а затем – в движение «За достойную Словакию». Организаторы выступлений стали мишенью тогдашнего премьер-министра Роберта Фицо, публично называвшего их иностранными агентами, проплаченными Джорджем Соросом. Впоследствии ему пришлось уйти в отставку.

«Я не могла себе представить, что придется объяснять собственной бабушке, что я не работаю за деньги Сороса, – вспоминает Катарина Надь Пазмань. – Не ожидала, что придется объяснять это следователям, не ждала атак со стороны реальных людей и троллей. Но если это цена за то, чтобы жить в демократии – то я согласна».

Россия: год под знаком пыток

В России же главным событием в жизни гражданского общества за последний год Анна Севортьян назвала реакцию на видео с пытками в ярославской колонии.

«Пытки – это реальность исправительной системы, и ничего нового в этом, к несчастью, нет. Но это видео вдруг полностью перевернуло общественное сознание: идут серьезные разговоры о том, как изменить пенитенциарную систему, в самой колонии была уволена вся верхушка, начались расследования. Мне важно, чтобы мы замечали такие процессы, потому что изменения происходят».

Участники форума вспомнили и об арестованных российских активистах: Оюбе Титиеве и Юрии Дмитриеве из «Мемориала», Анастасии Шевченко из «Открытой России», участнике мусорных протестов в Коломне Вячеславе Егорове. Для каждого из них можно было подписать открытку – организаторы пообещали доставить их адресатам.

Поддержать политзаключенных в России можно было, отправив им открытку
Поддержать политзаключенных в России можно было, отправив им открытку

Несмотря на все это, Анна Севортьян на положение гражданского общества в РФ смотрит с оптимизмом – даже на закон об иностранных агентах.

«Для многих организаций это стало экзистенциальным кризисом, когда за хорошую работу, за которую где-то премии дают, их начали вносить в списки иноагентов», – рассказывает Анна Севортьян. Но на сегодня кризис пройден – НКО переосмыслили свою миссию и поняли, что надо продолжать. «В нашем сообществе уже шутят, что ярлык иноагента – это своеобразный знак качества».

«Элемент потенциальной опасности остается, – возражает Полина Филлипова, маркетинг-директор Сахаровского центра, внесенного в реестр иноагентов. – Группа выделена, и все привыкли, что она есть. И репутационный ущерб также никуда не делся».

Россия в Совете Европы: уйти нельзя остаться

Одной из центральных тем первого дня форума, который продлится до 8 мая, стало взаимодействие России с ОБСЕ и Советом Европы (СЕ). Ситуация с последним особенно накалена – в июне исполнится два года, как РФ перестала платить взносы в бюджет в знак протеста за лишение права голоса в Парламентской ассамблее (ПАСЕ). По уставу организации, страну теперь могут исключить.

Впрочем, выходом из СЕ Россия и сама регулярно грозит с 2015 года. В то, что это произойдет, верят не все – выход означал бы еще большую международную изоляцию РФ. Но и шагов навстречу Совету Европы Россия не делает:

«Из 22 пунктов резолюции по России (принятой ПАСЕ после присоединения Крыма к России – прим. ред.) Москва не попыталась продвинуться даже по одному», – сокрушается Анн Брассер, президент ПАСЕ в 2014-16 годах.

При этом она убеждена, что нужно делать все, чтобы Россия и Европа оставались партнерами.

«В первую очередь ради российских граждан – чтобы они оставались под защитой Европейской конвенции о правах человека и могли обращаться в суд в Страсбурге (Европейский суд по правам человека – прим. ред.), даже если не все из его решений исполняются».

На тематической дискуссии не нашлось никого, кто считал бы иначе.

«Для России лучше быть за столом принятия решений, а не создавать ситуацию, когда решения по вопросам, затрагивающим ее интересы, будут приниматься другими», – подчеркнула Алешка Симкич, заместитель главы представительства Евросоюза в РФ.