«Люди не верят в успех». Политолог Аббас Галлямов об итогах всероссийской акции протеста 9 сентября

10.09.2018
10:19
Интервью
Участники акции против изменения пенсионного законодательства на улице Петровка в Москве. Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС

9 сентября в 82 городах России по призыву Алексея Навального прошли акции протеста против пенсионной реформы. По разным оценкам, в двух столицах в акции участвовали от двух до семи тысяч человек. Политолог Аббас Галлямов рассказал, почему акции остаются немногочисленными, виноват ли в этом Навальный и почему власть совершает ошибку, разгоняя недовольных пенсионной реформой, сообщает «МБХ медиа».

– Почему на улицы не вышли те 50% людей, которые, согласно соцопросам, готовы были протестовать?

– Конечно, это нельзя назвать успехом. Когда 90% избирателей недовольны реформой, можно ожидать, что явка протестующих будет на порядок выше. Поэтому – это неудача. После выступления Путина у людей не осталось никакого сомнения, что реформа будет проведена. Людям может не нравиться эта реформа, но они понимают, что после слов Путина других вариантов нет. У него имидж сильного президента, который не прогибается под давлением улицы, – и у людей просто нет ощущения, что они могут на что-то повлиять. Для того, чтобы протестовать, люди должны верить в успех, потенциальный успех протеста; люди, которые не верят, – не протестуют. Чтобы протестовать, мало быть просто недовольным – надо иметь надежду. С этим чувством у оппозиции главная проблема. Когда нет надежды, люди просто перестают интересоваться политикой, уходят в свою частную жизнь, выстраивать стратегию выживания.

– Какая мотивация у тех людей, которые все равно выходят под дубинки?

– Это большая ошибка властей, что они используют такую жесткую стратегию в отношении протестующих. Когда люди выходят под политическими лозунгами, говорят «долой Путина», как во время протеста на Болотной, сторонние наблюдатели, а это большинство граждан нашей страны, смотрят на это, и жесткое поведение полиции им кажется достаточно адекватным. Идет борьба за власть – и им понятно, что она жесткая. Они думают: ты протестуешь – ты пытаешься свергнуть Путина, значит силовые методы против протестующих оправданы. Сегодня лозунги были другие. Люди симпатизируют тем, кто вышел на улицу против непопулярной пенсионной реформы, потому что они вышли от отчаяния. И тут, когда этих несчастных людей, которые просто вышли на улицу против конкретной реформы, начинают винтить как каких-то революционеров, то симпатии большинства людей остаются не на стороне власти. При этом добавится ощущение, что протестовать бесполезно, и на следующую акцию выйдет еще меньше людей. Только поэтому власти пошли на жесткие меры: да, митингующие симпатичны, зато отбили у людей желание протестовать. По мнению людей, протестовать бесполезно, а тут еще палкой по голове получишь. Подавляющие большинство людей говорят в этой ситуации: «Идите к черту».

Задержание участников акции в Санкт-Петербурге. Фото: Антон Ваганов / Reuters
Задержание участников акции в Санкт-Петербурге. Фото: Антон Ваганов / Reuters

– Как политики могут заставить людей поверить в себя?

– Это очень трудно. Это противоречит всей российской национальной традиции, которой много сотен лет. Власть делает, что-то, не спрашивая разрешения у людей.

– Но ведь были прецеденты: 7 октября и 28 января людей не разгоняли. Почему бы в этот раз не обойтись без шума?

– Власти нервничают: реформы не популярны, рейтинги снижаются, показатели социального оптимизма снижаются. В этой ситуации нервы сдают.

– Удалось ли Навальному переключить повестку против пенсионной реформы на себя?

– Нет. Он, конечно, один из лидеров в том, что касается этой темы. Как и коммунисты, которые с референдумом носятся, и воспринимаются как более адекватные спикеры по этому вопросу. Навальный для людей – это всегда про политику, а это социальная тема. Для коммунистов – это очень органично, потому что они якобы за простых людей, и с точки зрения большинства это единственная народная партия. Поэтому Навальный на этой поляне не ведущий спикер – а один из.

– Он привлек новую аудиторию за это время?

– Думаю, да. Многие из тех, кто его раньше отвергал, сейчас думают, что не такой он уж и плохой, оказывается.

– Сейчас будет обсуждаться стратегия Навального, уместно ли на него перекладывать ответственность за численность протестующих?

– Против него работают все политические традиции страны. Он идет против ветра, поэтому, конечно, на него вешать ответственность за это глупо.

– Удалось ли Навальному отвлечь внимание от выборов?

— Он создал параллельную повестку, то есть не отдал всю повестку властям. Но он ее не перехватил. Они живут, не пересекаясь между собой.

– Есть ли смысл Навальному дальше продвигать в своих протестах недовольство пенсионной реформой или лучше вернуться к ориентирам для молодой аудитории?

– Реформа непопулярная и стоит в центре внимания, и поэтому, конечно, стоит продолжать ее критиковать, но не надо ждать какой-то сверхъестественной отдачи. Расфокусировать протест не стоит.