Немецкий эксперт: Европа заинтересована в российском газе

19.11.2018
10:54
Интервью
Строительство «Северного потока-2»

Санкции США в отношении «Северного потока-2» имеют долгосрочную цель – вытеснить «Газпром» с европейского рынка, считает немецкий эксперт Роланд Гётц (Roland Götz). В интервью DW он проанализировал перспективы строительства «Северного потока-2» и «Турецкого потока» и рассказал о том, почему Украина останется страной-транзитером газа.

DW: США резко критикуют проект по строительству газопровода «Северный поток-2» по дну Балтийского моря из России в Германию. Посол США в ЕС Гордон Сондленд, не уточняя деталей, сказал, что Вашингтон в состоянии принять дополнительные меры  с целью прекращения строительства этой магистрали. Действительно ли Соединенные Штаты способны остановить этот проект?

Роланд Гётц: Это трудно оценить. Все зависит от того, какие меры примут США. До сих пор существует только потенциальная вероятность того, что президент Трамп даст свое согласие на введение дальнейших санкций против Nord Stream (компания-оператор газопровода. – прим. ред.) и «Газпрома». Какие из этих санкций будут реализованы, мне в настоящее время неизвестно. И я не могу оценить, смогут ли они оказать влияние на строительство «Северного потока» и введение его в эксплуатацию.

Маршрут «Северных потоков»
Маршрут «Северных потоков»

– Но может ли давление США вынудить немецкие компании выйти из этого проекта?

– Немецкие фирмы уже вышли из проекта. Теперь они не являются собственниками «Северного потока» вместе с «Газпромом», а лишь принимают финансовое участие в проекте. Их вклад равен пятидесяти процентам инвестиционных расходов, но он может быть оплачен самим «Газпромом» с тем, чтобы нажим на немецкие фирмы в связи с этим финансированием не повредил проекту.

– Какие цели преследуют США, торпедируя проект «Северный поток-2»?

– Ближайшей целью, безусловно, является защита Украины. При работе «Северного потока» с полной нагрузкой украинская экономика потеряет в год от двух до трех миллиардов долларов поступлений за транзит. И США хотят поддержать Украину экономически с тем, чтобы эти доходы от транзита остались.

Но долгосрочной целью, по моим предположениям, является полное вытеснение «Газпрома» с европейского рынка, по меньшей мере, попытка затруднить поставки через Балтику по «Северному потоку-1» и «Северному потоку-2». С тем, чтобы американский сжиженный газ, а также газ других поставщиков из Европы и со всего мира занял бы лучшие рыночные позиции. По моему мнению, речь идет о стремлении США в целом ограничить российское влияние, так как они рассматривают «Газпром» и отношения в сфере энергетики как инструменты Кремля.

– Сторонники теории заговора в России считают, что цель американцев – поставлять Европе свой сжиженный газ вместо российского. Насколько такой сценарий реалистичен?

С позиций сегодняшнего дня это нереалистично. Сжиженный газ дороже трубопроводного, прежде всего, из России, и он поставляется, в основном в Юго-Восточную Азию, где цены на газ выше. Конечно, в будущем это может измениться, но пока предположения о том, что сжиженный газ из США и других стран будет конкурентоспособным, являются чисто умозрительными рассуждениями.

Путин и «Газпром» – карикатура Сергея Елкина
Путин и «Газпром» – карикатура Сергея Елкина

Я думаю, что для США речь идет не об этой конкретной экономической цели, а об общем сигнале, об общей политической акции.

– В Германии уже существует планы по строительству терминалов по приему сжиженного газа. Насколько в этой ситуации вообще есть потребность в дополнительных объемах газа из России?

– В Германии существуют лишь намерения построить терминал для переработки сжиженного газа. Это дополнительное поддерживающее мероприятие немецкой энергетической политики и одновременно знак для американской администрации с тем, чтобы показать, что Германия полностью не закрыта для импорта газа из других стран. Большого значения это не имеет, так как объемы сжиженного газа, которые могут прийти в Европу, не сравнимы с поставками, поступающими по трубопроводам.

С точки зрения не только Германии, но и других европейских потребителей, газ из России гораздо значительнее по объему и надежнее, чем сжиженный газ. Трубопроводы построены, и газ течет по ним десятки лет, в то же время поставщики сжиженного газа лабильны и могут отправить его куда-то в другое место.

Поэтому европейские покупатели по-прежнему заинтересованы в российском газе.

– «Северный поток-2» – это 55 миллиардов кубометров газа в год. Но этот газ фактически предназначен для других стран Европы, сама Германия не нуждается в таких дополнительных объемах…

Строительство «Турецкого потока»
Строительство «Турецкого потока»

– Часть объемов газа может остаться в Германии или быть направлена в западном направлении, в Голландию, Францию, даже в Великобританию. Но прежде всего речь идет о южном направлении — это Чехия, Австрия. Этот газ может быть направлен в страны южной Европы до тех пор, пока в Западную Европу не начнет поступать газ по «Турецкому потоку». Германия в данном случае это в большей степени распределительный центр для российского газа, чем его конечный потребитель. Конечные потребители находятся в разных странах Европы.

– Насколько Европа заинтересована в «Турецком потоке»?

– По меньшей мере, это должно заинтересовать Италию. Италия снабжается через Австрию, и если транзит через турецкие сухопутные газопроводы уменьшится – он не исчезнет полностью, но будет сокращен наполовину или на две трети – то страна начнет испытывать проблемы. В этих условиях Италия будет заинтересована в поставках газа через Турцию, Грецию, Албанию по морю. Однако речь идет об ограниченных объемах.

По плану, первая ветка «Турецкого потока» предназначена для замещения импорта газа через Украину в Турцию. И только по второй ветке, мощностью примерно в 16 млрд м³ в год, газ может пойти в Италию. Причем его объемы будут меньше, чем сейчас Италия получает через Австрию. Это означает, что можно предположить дальнейшее увеличение мощности «Турецкого потока» – или же поставки газа в Италию пойдут через другие страны. Сегодня европейские страны представляют собой объединение с тесно переплетенными газовыми артериями, так что вопрос, кто кому поставляет, менее значим, чем прежде.

– «Северный поток-2» вызывает очень большую критику со стороны ряда европейских стран. Насколько критично в Европе оценивают «Турецкий поток»?

– Нет, не критично, так как несравнимы объемы поставок. Мощность «Северного потока-1» и «Северного потока-2» составляет в целом 110 млрд м³ в год, двух веток «Турецкого потока» – немногим больше 30 млрд м³. Во-вторых, через Турцию на Запад идут и другие газопроводы. «Турецкий поток» – лишь один из них. Так, через Турцию в Юго-Западную Европу, в частности, в Италию, идет газ из Азербайджана.

Критическое отношение к «Северному потоку» вызвано, прежде всего, украинской проблемой. А во-вторых, тем, что «Северный поток» проходит в непосредственной близости от других государств – Дании, стран Балтии, Польши, которые критично настроены по отношению к России.

– Если будут запущены и «Северный поток-2», и «Турецкий поток», насколько пострадает Украина – и вообще сохранится ли транзит российского газа через Украину?

– Украина потеряет большую часть объемов транзитного газа. В настоящее время они составляют около 90 млрд м³. Когда на полную мощность заработает «Северный поток-2» и будет проложен «Турецкий поток», транзит сократится, как минимум, на 50, а может быть и на 60 млрд м³. Но, по моему мнению, транзит через Украину не может быть прекращен сразу или остановлен в долгосрочной перспективе, потому что украинские газопроводы имеют высокие резервные мощности. В интересах как «Газпрома», так и западноевропейских потребителей сохранить эти мощности и дать Украине возможность получать деньги за транзит газа.

Хотя в целом и потеря транзитных доходов не станет для Украины решающей проблемой. Конечно, Украине нужны инвестиции и деньги, но точно, не в первую очередь, на газопроводы. Они нужны ей совсем в других областях. Украина должна развить свою обрабатывающую промышленность, и именно сюда должны быть направлены инвестиции, а не в газовую систему.