«Нужно будет вновь вызвать страх»: американские эксперты о новых российских законах

26.03.2019
08:10
Мнения

В Соединенных Штатах с тревогой восприняли очередное ужесточение российского законодательства в сфере свободы слова. Анжела Стент и Эндрю Вайс прокомментировали вступление в силу актов о запрете «ложных новостей» и недопустимости оскорбления государства.

Подписанные 18 марта президентом России Владимиром Путиным пакеты законов «о запрете распространения недостоверной общественно значимой информации», а также «о порядке ограничения доступа к информации, выражающей в неприличной форме неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам власти» аналитики в Вашингтоне назвали однозначно репрессивными, выразив сомнение в том, насколько работоспособными эти акты окажутся на практике.

«Мне кажется, что причины этого в том, что рейтинг популярности Путина недавно пошел вниз из-за пенсионной реформы и экономической ситуации в целом. И он, видимо, решил, что ему нужны такие законы: у него ведь еще впереди пять лет нынешнего президентского срока. Я также думаю, что его убедили в нужности этого шага, в том числе, возможно, и его китайские коллеги: что Интернет опасен и вреден, и Россия должна была бы сделать то, что Китай сделал уже давно – постараться ввести полный контроль за использованием Интернета населением России», – прокомментировала директор Центра изучения Евразии, России и Восточной Европы Джорджтаунского университета Анджела Стент (Angela Stent) отвечая на вопрос, почему Кремль пошел на этот шаг.

Анджела Стент считает, что пакет законов, фактически вводящий ответственность за личное мнение, направлен на запугивание российского общества:

«Закон «об оскорблении государства» мне также представляется очень серьезным, потому что теперь, как я понимаю, любой может быть обвинен в оскорблении государства по самому ничтожному поводу, и люди много раз подумают, прежде чем опубликовать что-то критическое, в особенности – в социальных сетях».

По мнению эксперта, Кремлю будет в особенности трудно запугать молодежь, привыкшую свободно пользоваться мировой сетью, но он попробует это сделать:

«Я не понимаю, как он собирается подчинить этому всему молодых людей: им уж точно не понравится ограничение их свободы в Интернете, и их проконтролировать будет довольно тяжело. Даже если в России и есть какое-то количество молодежи, которая поддерживает Путина, они все равно не захотят таких ограничений. Поэтому ему придется вновь вызвать у людях прежний, советский страх, которого никогда не испытывали те, кто родился уже после крушения СССР».

Вице-президент Фонда Карнеги за международный мир Эндрю Вайс (Andrew Weiss) считает новые законы одной из деталей общей кампании по подавлению свободы слова в России:

«Этот закон является частью более широких усилий российской власти по ограничению гражданского общества и возможности свободного выражения мнений как в Интернете, так и в обществе в целом. Не совсем ясно, почему именно сейчас и именно такой закон – в распоряжении властей уже есть множество инструментов, которые они могли бы использовать для этих целей и без дополнительного законодательства».

Эндрю Вайс предполагает, что, как и многие ограничительные меры в России, эти законы будут применяться по желанию чиновников и целенаправленно против критиков власти:

«Скорее всего, они будут применять этот закон очень избирательно, чтобы послать сигнал в виде точечного давления на определенные оппозиционные группы и средства массовой информации, которые Кремль считает для себя проблемой. Эта стратегия действует уже довольно давно, поэтому сложно судить о том, какой приоритет имеет именно этот новый закон для российских властей».

Этот материал выражает личное мнение автора и может не совпадать с мнением редакции The Bulgar Times.