Россию могут признать «государством-спонсором терроризма»

09.08.2018
20:48
Мнения
Фото: lenta.ru

США готовят новые санкции. Важно, что РФ могут признать «государством-спонсором терроризма». На примере Ирана видно, что подход к РФ поменялся. На мушке теперь не олигархи, не способные влиять на Кремль, но широкие слои населения. Политическая наука пришла к выводу, что транзит в неопатримониальных и гибридных режимах происходит не с подачи некоей либеральной части элиты, но под воздействием широкого социального протеста. Поэтому новый подход оправдан. Годы нерабочих санкций были связаны отчасти с отказом обращаться к политической науке.

Мы подобрали статью по транзиту в неопатримониальных режимах и выписали основные его черты. Вероятно, что транзит уже идет примерно с 2012 года, но он растянулся. То, что происходит в Африке за месяцы, в России растянулось на десятилетия. И тем не менее практически каждую характеристику транзита в гибридных/неопатримониальных режимах можно смело иллюстрировать российскими примерами. 

Основные черты транзита в неопатримониальных режимах:

1) Политический транзит присходит только при масштабных социальных протестах. Транзит не зарождается в коридорах власти. Это связано с тем, что не только верховный правитель, но и все его окружение лишено доступа к информации о реальных общественных настроения. У представителей элиты нет связи с социальными группами из среднего класса и низов, на которые они могут опереться, чтобы пойти на конфликт с верховным правителем. Они не понимают, когда режим лишается легитимности, так как сами живут в иллюизии абсолютного единства народа и власти.

Кроме того, элитная фронда невозможна и в силу того, что авторитарный правитель уничтожает все государственные институты и структуры гражданского общества, на которые она может опереться или где может возникнуть. При этом эта политика приводит к тому, что широкий социальный протест, появившись, становится хаотичным и неконтролируемым, что в разы повышает шансы на смену режима именно в результате социального протеста.

2) Оппозиционные лидеры появляются вне режима, а не внутри него. Никакого разделения инсайдеров на ястребов и либералов нет. Все коррумпированы. Ни у кого нет своей политической базы и способности к реформам. Ренту все инсайдеры извлекают исключительно из существования режима. Поэтому они будут либо плыть с режимом, либо с ним утонут. Это, кстати, ярко демонстрируют Кудрин и Греф. Не надо думать, что это некий либеральный клан. Они заинтересованы в существующей структуре не меньше чем Сечин и Патрушев.

Главная причина появления лидеров именно среди аутсайдеров заключается в том, что режим всегда изгоняет несогласных из своих рядов и никогда не инкорпорирует несогласных аутсайдеров. Именно среди изгнаных инсайдеров и может зародиться политическая оппозиция.

3) Нет места элитным пактам между оппозицией и представителями режима. Это связано с правилом  «победитель получает все» и идеологической поляризацией режима и оппозиции. Взять пенсионную реформу. Навальный был когда-то за нее, но как только власти начали реализовывать проект, то стал против.

К тому же ни лидеры режима, ни лидеры оппозиции не представляют никакие социальные группы. Они лишь представляют свою ближайшую клиентеллу. Это, кстати, ярко проявилось во время Болотных протестов. Кремль не понимал с кем вести переговоры.

4) Политический транзит в неопатримонилаьных режимах всегда предполагает борьбу за фундаментальное изменение законодательства. Речь не идет о том, чтобы заставить сущестующие законы работать, но об их изменении. Так как закон в таких режимах — это средство перераспределения ресурсов между клиентеллами для обеспечения лояльности. Именно этим перераспределением и будет заниматься оппозиция.

5) Средний класс обычно переходит на сторону оппозиции. Не столько в надежде на то, что оппозиция ликвидирует коррупцию и обеспечит права собственности, сколько ради того, чтобы отдельные его представители присоединились к новому разделу пирога.