Российская Федерация входит в «эру судов»

03.01.2019
18:35
Мнения

На этой неделе председатель Госдумы Вячеслав Володин заявил о возможности пересмотра некоторых норм Конституции:

«В обществе практически каждый раз возникают вопросы, когда мы подходим к памятной дате и обсуждаем вопросы, связанные с нормами и положениями Конституции: насколько они эффективны и насколько сегодня они не утратили своей сущности».

Это уже второе за месяц заявление по поводу Конституции от официальных лиц – первым была статья Дмитрия Медведева, посвященная 25-летию основного закона России. И именно её мы и рассмотрим.

В статье глава правительства прогнозирует наступление в России «эры судов», достаточно пространно объясняя, чем это хорошо и почему это необходимо. «Эра судов» – это на самом деле не сказки, а будничная реальность ряда западных стран. Ее там никто не объявлял, но многие политологи уже давно отмечают такой феномен как «juidicialistaion of politics».

В связи с этим интересно отметить, что «juidicialistaion of politics» подразумевает переход к совершенно новой модели решения социальных конфликтов. Она предполагает отказ от признания значимости за «ценностями» и отказ от фундаментального принципа большинства, которое формально принимает ключевые решения. Подразумевается переход от иррационального выбора победителя в конфликте ценностей к технократизму, где нет «политически недопустимых решений», а есть только «единственно верные решения».

Политический смысл этой противоположности между большинством и усилением роли судебной власти очень метко подмечен Робертом Далем: «За исключением редких случаев переходных периодов, когда старые элитные союзы рассыпаются, а новые пытаются получить контроль над политическими институтами, Верховный суд всегда является частью властвующей элитной группы. Как элемент политической власти властвующей группы, Верховный суд всегда естественно поддерживает основную политическую линию этой группы. Сам по себе, Верховный суд практически лишен какой-либо власти, чтобы влиять на государственную политику».

В свете этого высказывание Медведева начинает играть новыми красками. С одной стороны, можно подумать, что он предсказывает распад сложившейся в России властной элиты, в условиях которого Конституционный суд РФ сможет вновь играть важную политическую роль, которую он имел в 1991-1993 году. А многие политические эксперты именно об этом и говорят.

С другой стороны, Дмитрий Анатольевич, как человек, скорее опасающийся такого развития событий, видит в усилении «судебной власти» еще незапятнанный, в силу своего редкого появления в публичной политике, рычаг, который может защитить привилегии правящей элиты от новых запросов большинства.

Этот материал выражает личное мнение автора и может не совпадать с мнением редакции The Bulgar Times.