Значение суверенитета Республики Татарстан

03.09.2018
15:54
Интервью
Фото: Михаил Козловский / Реальное время

Это было романтическое время. Речь идет не только о правах республики – в принципе, о сути России, какой она должна быть. О том, что регионы должны иметь собственные права и возможности. 30 августа татарстанцы отметили День Республики. 28 лет назад была принята Декларация о государственном суверенитете Татарстана. Документ подписал председатель Верховного Совета Татарской Советской Социалистической Республики Минтимер Шаймиев – будущий первый президент РТ. С тех пор дата стала особенной для всех жителей Республики Татарстан, сообщает «Реальное время».

Это было романтическое время, говорит народный депутат верховного Совета РТ, ныне пенсионер Фандас Сафиуллин. Каждый год именно 30 августа он совершает свои, как сам говорит, ритуальные прогулки по местам боевой молодости. Боевой, потому как страсти кипели тогда в 90-е не только на улицах, площадях Казани, но и внутри самого парламента. Именно Фандасу Сафиуллину члены комиссии Верховного Совета доверили зачитать текст исторической Декларации о государственном суверенитете Татарстана.

Ошибается тот, кто думает, что обретение республикой своей государственности стало подарком судьбы. Или проявлением слабости федерального центра. Москва давно знала об устремлениях Татарстана к новому статусу. Знали там и о настроениях среди местных жителей. Татарстан объективно и справедливо претендовал сначала на статус союзной республики, затем, после развала СССР, – на новые отношения внутри самой России. О полном разрыве связей с Российской Федерацией власти Татарстана не заявляли. Но доказывали решительно и аргументированно, что статус автономной Татарии в составе России точно не отвечал новым вызовам времени.

28 лет назад была принята Декларация о государственном суверенитете Татарстана. Документ подписал председатель Верховного Совета Татарской Советской Социалистической Республики Минтимер Шаймиев – будущий первый президент РТ. Фото: Михаила Козловского / Реальное время
28 лет назад была принята Декларация о государственном суверенитете Татарстана. Документ подписал председатель Верховного Совета Татарской Советской Социалистической Республики Минтимер Шаймиев – будущий первый президент РТ. Фото: Михаила Козловского / Реальное время

«Под Россией мы понимали СССР. И никакой выход отсюда не предусматривался, только повышение статуса. Но черная пропаганда, к сожалению, это представила общественности, как отделение, – вспоминает Фандас Сафиуллин.

Объективно и по справедливости у Татарстана на тот период были все веские юридические доводы, чтобы заявить о своей большей самостоятельности. К тому же Россия уже объявила о своей независимости, приняв собственную Декларацию о государственном суверенитете в июне 1990 года».

«Татарстан, видимо, руководствовался словами французских студентов, которые говорили: «Будьте реалистами, требуйте невозможного». Вот Татарстан и требовал невозможного», – отметил политолог Владимир Беляев.

Нашим адекватным ответом должна была стать взвешенная, но решительная позиция на переговорах с Москвой. Руководство республики во главе с первым президентом Минтимером Шаймиевым призвало на помощь лучшие интеллектуальные силы Татарстана.

Ученый-историк Индус Тагиров вспоминает, что в этих спорах главными доводами республики стали опора на волю и настроения людей, здравый смысл и безупречная юридическая база. Позиция Татарстана основывалась на международном опыте и на документах самой Российской Федерации, той же Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, которая вошла в первую Конституцию России.

Все 90-е годы Татарстан в непростой борьбе последовательно и поэтапно выстраивал собственную модель государственного суверенитета. Декларация, референдум о независимом статусе, собственная Конституция и снова сложные переговоры о полномочиях и экономическом наполнении суверенитета.

Индус Тагиров. Фото : Реальное время
Индус Тагиров. Фото : Реальное время

«Гайдар говорит: «Берите вашу гнилую нефтяную промышленность, берите вашу нефть. Что только будете делать с этим?». Тут мне Мухаммат Галлямович (Мухаммат Сабиров – премьер-министр Татарстана, – прим. ред.) и пришел на помощь. «Будем торговать», – сказал он. Гайдар ему: «С кем?». Сабиров: «С вами, как при Казанском ханстве». Все засмеялись, конечно. В результате мы приехали из Москвы с признанием нашей собственности, одноканальным налогом, самостоятельным бюджетом и Национальным банком», – поделился воспоминаниями Индус Тагиров.

«В Татарстане раньше были хорошие научные школы. Заделы эти сохранились. Сейчас важно поддержать это дело. И ничего удивительного нет, что в промышленном, сельскохозяйственном производстве есть отдача. Здесь сохранилась вертикаль власти, которая была выстроена еще при первом президенте», – говорит председатель правления Торгово-промышленной палаты РТ Шамиль Агеев.

В экономическом плане Татарстан действительно сумел извлечь из своей самостоятельности хорошие дивиденды. Ее результатом стали не только сохранившие свою конкурентоспособность и инвестиционную привлекательность предприятия республики, но и десятки, сотни масштабных социальных программ.

Модель Татарстана – наглядный пример грамотных, выверенных отношений региона с федеральным центром. Когда выгодно и спокойно обеим сторонам договора: Татарстану, доказавшему, что он способен не только громко заявить об особом статусе и полномочиях, но и реализовать их на практике; Москве, которая видит результат в виде дополнительных налогов и сборов. Сегодня разговоры и действия центра, направленные на притеснение регионов и их прав, работают против идей федерализма, а значит, против России. Так считают эксперты – люди, которые отстаивали суверенитет Татарстана в 90-е.

«Речь идет не только о правах республики – в принципе, о сути России, какой она должна быть. О том, что регионы должны иметь собственные права и возможности», – уверен Индус Тагиров.