Дихотомия жизни и смерти: отношение к аборту в России

14.12.2020
15:17
Мнения

Новые условия для аборта в России, согласно которым устанавливается перечень показаний для прерывания беременности, не отменяют право женщины сделать процедуру по собственному желанию. Об этом сообщается в новом проекте приказа Минздрава России «Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности». Однако в современных условиях проблема аборта актуализируется в биоэтическом подходе. Основной проблемой данного биоэтического дискурса является соотношение этических, моральных, правовых, религиозных подходов к аборту.

При вдумчивом рассмотрении документ шокирует. В нем значительно вырос перечень тяжелых аномалий плода, при которых женщина не будет иметь права сделать аборт, если это обнаружится после 12-недельного срока беременности. Позднее процедуру можно провести или по социальным показаниям (например, при беременности в случае изнасилования), или по медицинским, которые устанавливает Минздрав.

9 декабря Минздрав назвал медицинские показания для аборта. Ими могут стать активная фаза туберкулеза, ВИЧ четвертой стадии, психические расстройства, а также расстройства поведения, краснуха до 20 недели беременности, шизофрения, воспалительные болезни центральной нервной системы, почечная недостаточность, отсутствие конечностей и физическая незрелость женщины до достижения 15 лет. Решение по каждому конкретному случаю принимает консилиум врачей, на котором учитываются все факторы.

Депутаты Госдумы Российской Федерации заявили, что ограничение прав женщин на аборт является катастрофой. По мнению «народных избранников», документ Минздрава вышел за рамки сугубо медицинских вопросов. Также они добавили, что не поощряют аборты, но решающее слово о праве женщины на прерывание беременности должно быть за женскими объединениями и организациями.

Однако, философия в силу самостоятельности мышления позволяет довольно обширно разобраться в вопросах, связанных с дихотомией жизни и смерти, в том числе учитывая многообразие социально-духовной жизни общества и человека в целом. Дихотомия жизнь – смерть является одной из основополагающих проблем не только философии, но и медицины.

Аборт относится к числу старейших проблем многих областей знания, в том числе и философии. Проблема аборта тесно переплетается с онтологической проблемой – противостояние жизни и смерти.

Смерть и жизнь являются фундаментальными понятиями бытия. С древних времен аксиологический статус жизни преобладал над смертью. Осмысление жизни и смерти невозможно без осознания онтологической проблемы происхождения живого и зависимости живого от неживого.

Одним из основных подходов к пониманию жизни является концепция материалистического монизма. Согласно этой концепции, отрицается существование непреодолимых границ между живым и неживым – теория вечного бытия жизни, то есть признается существование во Вселенной двух форм самодвижения материи – живой и неживой.

Также для диалектико-материалистического понимания бытия живой формы материи как самостоятельного системного образования стало необходимым диалектическое обоснование связи живого и неживого.

Из вышесказанного следует, что нельзя понимать жизнь в упрощенном подходе, то есть нельзя ее свести только к функционированию клеток, тканей, органов, систем органов, какую бы важную роль они ни играли в жизненных процессах.

Если обратиться в прошлое, а точнее во времена античности, то там аборт был вполне обычным явлением. Например, Платон в своей теории идеального государства утверждал, что женщина при достижении сорокалетнего возраста не могла иметь «лучших детей», в связи с этим прерывание беременности в этом случае было необходимо: «потомство лучших мужчин и женщин следует воспитывать, а худших – нет, раз наше стадо должно быть отборным».

Поэтому аборт, согласно Платоновской концепции, был обязателен для формирования наилучшего поколения для процветания государства.

Однако Гиппократ имел противоположную точку зрения и относился к абортам негативно, считал плодоизгнание безнравственным, к тому же клятва Гиппократа категорически запрещала искусственное прерывание беременности для женщин.

Аристотель, будучи учеником Платона, выдвинул два обоснования аборта:

  • регулирование рождаемости;
  • возможность аборта, пока у плода не сформировались «чувствительность и двигательная активность».

Аристотель также поднимал проблему времени возникновения так называемого дыхания жизни плода.

В Древнем Риме аборт не считался зазорным, так как в то время эмбрион считался частью тела матери, поэтому не предусматривалось наказание за избавление женщины от ребенка.

В Средние века, в условиях господства религиозного мировоззрения, произошла переоценка отношения людей к еще не рожденному ребенку в утробе матери. В период раннего христианства аборт считался убийством. Один из отцов церкви Василий Великий считал, что «прилежит осуждению как за убийство умышленная гибель плода в утробе матери».

Однако в разные периоды христианства отношение к аборту зависело еще и от срока беременности женщины, в который плод приобретал бессмертную душу. Так, у ранних христиан плод приобретал душу в зависимости от пола ребенка: сороковой день – у мальчиков и восьмидесятый день – у девочек. В любом случае после того, как будущий ребенок обретает бессмертную душу, совершение женщиной аборта приравнивалось к убийству полноценного человека.

То есть интерес к искусственному прерыванию беременности до сих пор имеет дискуссионное значение. В современных условиях проблема аборта актуализируется в биоэтическом подходе. Основной проблемой данного биоэтического дискурса является соотношение этических, моральных, правовых, религиозных подходов к аборту.

Конечно, право человека на жизнь связано с комплексным подходом. Отождествление человека и эмбриона не совсем корректно. Человеческий эмбрион обладает уникальным онтологическим статусом: он «потенциальный человек».

Природа человека до рождения является в большей степени биологической, нежели социальной, ведь эмбрион является пока неразрывной частью матери, не способной постигать окружающий мир в общественном отношении. Особый онтологический статус эмбриона определяет его и особый моральный статус, и потому любые воздействия по отношению к нему подлежат моральным оценкам. Эмбрион включается в моральные отношения при критическом выборе матери в отношении аборта, что делает его субъектом фундаментальных моральных прав.

Таким образом, моральный и онтологический статус эмбриона влечет за собой то, что этот объект становится объектом осмыслений и оценок. С точки зрения морали аборт всегда мучительный и трудный выбор.

Ведь каждый искусственный аборт оценивается как «зло», если признать за эмбрионом статус человеческого существа, и каждая женщина, решившись на прерывание беременности, всякий раз стремится избежать этого «зла».

Но в современном мире в связи с юридическими аспектами и правом выбора каждого человека общественная мораль в какой-то мере оправдывает такую социальную практику. Ведь порой аборт необходим по медицинским показаниям, тогда речь уже идет не только о еще не рожденном человеке, но и о сохранности жизни матери.

Конечно же, любое проявление «зла» доставляет боль нравственно здоровой душе. «Зло» в данном случае – это совершение аборта. Человек – это единственное существо на Земле, которое осознает свою смерть.

Но способен ли еще не рожденный человек ее осознать?

Жизнь человека можно назвать его наивысшей ценностью, она есть само бытие человека, его существование. Человечество, замечая неизбежность и скорое приближение смерти, во многих случаях пыталось противостоять ей, погружаясь в поиски различных путей.

Однако стоит заметить, что осознанность неизбежной скорой кончины заставала человека уже в его осознанном состоянии. На данной точке и начинается поиск ответа на поставленный вопрос способности осознания смерти еще не родившегося ребенка.

В настоящее время также существуют различные позиции по отношению к аборту, из них выделяют 3 основные:

1) право матери решать судьбу эмбриона;

2) аборт допустим по медицинским показаниям;

3) аборт – форма убийства, так как эмбрион с момента зачатия является человеком, обладающим правом на жизнь.

Несмотря на вышеуказанные концепции, следует понимать, что каждая женщина имеет репродуктивные права. В современном обществе женщина сама решает, сколько детей ей рожать, все зависит от условий и ситуации, в которой она находится.

Бывают случаи, когда женщина, забеременев на определенном этапе жизни, решает, что она не готова к рождению ребенка и к такой ответственности, и было бы слишком жестоким по отношению к ней считать чем-то неправильным ее выбор сделать аборт.

Однако даже в настоящее время можно встретить политическое вмешательство государства в права женщин, связанные с репродуктивной функцией. Так, на сегодняшний день в Польше из-за решения Конституционного суда от 22 октября 2020 года о запрете фактически на любые виды аборта происходят многочисленные митинги против церкви, националистов и правительства.

В любом случае следует признать, что полное запрещение абортов в наше время – идея весьма утопичная. Таким образом, можно сделать вывод, что на протяжении сложного исторического пути проблема аборта рассматривалась с самых разных позиций.

Однако, что касается настоящего времени, ребенком считается не только рожденный плод матери, но и еще не появившийся на свет эмбрион. Несомненно, очень много споров насчет прав и статуса эмбриона в утробе матери, но нельзя забывать, что совершение аборта – выбор автономный, поэтому, пойти ли на такой шаг, решает только сама женщина. Каждая будущая мать потенциального ребенка решает только сама, дать ему жизнь или нет.

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и The Bulgar Times в целом.