Грозит ли планете голод?

19.04.2022
01:39
Мнения

Последние геополитические события в Европе несёт не только разруху и смерть, но и обещает всему миру острый продовольственный кризис и рост бедности. Небогатые и конфликтные страны пострадают непропорционально больше, а цены на еду взлетят до невиданных 30%, так как на Россию и Украину приходится четверть мирового экспорта пшеницы и 57% подсолнечного масла.

Россия и Украина в мирное время были крупными продавцами продовольствия и занимали ведущие позиции на рынках зерна и растительного масла. А Россия к тому же — крупнейший продавец нефти, нефтепродуктов и удобрений, равно как и сырья для них — природного газа.

Теперь в этих поставках перебои, поскольку Украине самой не хватает еды, а зерновые порты заблокированы. Урожай этого года под вопросом, поскольку вместо семян подсолнечника плодородный украинский чернозем усеян минами и подбитой техникой, а фермеры на тракторах постоянно отвлекаются от посевной на буксировку трофейных машин.

Все это как нельзя некстати, прежде всего для небогатых стран, где люди тратят на еду большую часть семейного бюджета. Мир едва оправился от ковида и прошлогодней засухи, поэтому цены на еду и без того били рекорды.

Теперь же они взлетели до невиданных за все 32 года наблюдений пиков — только за март почти на 13%, а за год к марту — и вовсе на треть. И это не предел: ООН полагает, что они увеличатся еще минимум на 8%, а то и на 22%.

Будет тяжело, есть придется меньше, но голод угрожает только самым бедным и конфликтным странам, вроде Сомали, Афганистана или Йемена.

Особенно тяжело придется развивающимся странам в засушливых регионах — на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Они импортируют более 90% всего продовольствия, а ближайшие поставщики для них — Россия и Украина.

«С ростом цен на базовые продукты питания гуманитарный кризис и политические риски будут нарастать. Последний раз, когда цены были на текущих высотах, все обернулось «Арабской весной», — предупреждают исследователи Bruegel.

Десятилетие назад волна протестов и революций привела к смене режимов в Ливии, Тунисе, Египте и Йемене, а также к войне в Сирии.

На этот раз кандидатами в косвенные жертвы эксперты Всемирного банка и ЕБРР называют Турцию, Египет, Индию, Таиланд, Грузию с Арменией, Южную Африку, Ливан и даже Шри-Ланку.

Им сейчас особенно тяжело, поскольку они сильно зависят от торговли с Россией и Украиной, зарабатывают на туризме, не желают открытого конфликта с Западом за нарушение антироссийских санкций, а вдобавок ко всему этому переживают внутренний экономический кризис, угрожающий политической стабильности.

Так, Египет — крупнейший в мире импортер пшеницы, а 20% туристов в мирное время приезжали туда из России и Украины. Как и в Турцию, которая к тому же на 93% зависит от импорта нефти и на 99% — газа.

Среди соседей России помимо Украины пострадают все страны, покупавшие у нее продовольствие и энергоносители, но еще больше — те, откуда люди чаще приезжают на заработки, поскольку поток трудовых мигрантов в Россию и переводов их семьям из России сократится. Сначала из-за валютных и транспортных ограничений, а потом и ввиду «структурных изменений в российской экономики из-за санкций», падения спроса на рабочую силу, реальных доходов, валютного курса и градуса терпимости к иностранцам в России.

В 2021 году переводы от работающих в России граждан составляли примерно четверть экономики Таджикистана и Кыргызстана и почти десятую часть ВВП Узбекистана и Армении.

Всем им будет тяжело, но голод угрожает только самым бедным и разрываемым конфликтами странам, вроде Афганистана или Йемена.

В целом в мире, по данным ООН, 44 млн жителей 38 стран до событий 2022 года были на грани голода. А недоедал каждый десятый житель планеты — более 720 млн человек. Напряженная геополитическая ситуация увеличит эту цифру еще на 8 млн при умеренном сценарии ООН и более чем на 13 млн — при пессимистичном. В основном, в Азии, Африке и на Ближнем Востоке.

Россия — крупнейший экспортер пшеницы в мире, она продает около 33 млн тонн в год. Украина поставляет 20 млн. На них приходится четверть мирового экспорта, но доля в общем потреблении намного ниже, поскольку большинство стран обеспечивают себя зерном сами.

ООН пока прогнозирует, что в текущем году мир недосчитается 5 млн тонн украинской пшеницы и 3,5 млн российской. Это всего 1% мирового потребления пшеницы (770 млн тонн в год), и еще меньше, если учитывать почти 300 млн тонн в закромах.

Частично компенсировать потери поможет хороший урожай в Аргентине и Бразилии, да и сама Россия пока не сокращает, а наращивает экспорт.

Правда, на фоне растущих цен каждая из этих стран может ограничить экспорт, чтобы подавить инфляцию дома. Да и везти из Южной Америки намного дальше и сильно дороже, поскольку ставки фрахта и цены на судовое топливо уже удвоились по сравнению с прошлым годом.

Хуже дела обстоят с другими зерновыми и главное — с подсолнечным маслом. Тут перебои уже взвинтили цены и заставили миллионы людей в бедных странах отказываться от традиционной жареной еды дома и привыкать к новому вкусу уличной еды, приготовленной на старом масле.

Россия и Украина обеспечивают 57% мировых поставок подсолнечного масла. Его крупными импортерами помимо Евросоюза были Индия, Китай, Иран и Турция. Теперь они переходят на другие виды растительного масла, что приводит к росту цен на рынке, где и так страшный дефицит из-за спада производства пальмового масла в Малайзии и прошлогодней засухи в Канаде, Бразилии и Аргентине.

Рост цен на зерно и масло на мировом рынке сильнее ударит по бедным странам еще и потому, что там доля сырья в конечной цене продукта на полке в магазине выше, поскольку дешевле прочие ее составляющие: рабочая сила, аренда торговых площадей и другие издержки.

Поэтому когда дорожает зерно, булочная в Париже может позволить себе не менять цену багета, поскольку его себестоимость вырастает незначительно, а вот торговцы на рынках в Бухаре или Тегусигальпе вынуждены будут брать больше за лепешку и тортилью. А если цены регулируются, как во многих бедных странах, то придется жертвовать качеством или размером. В Кот-д’Ивуаре пекари уже попросили у властей разрешения уменьшить вес багета до 150 с 200 гр.

По самым первым оценкам ООН, Украина потеряет в текущем году 20-30% посевных площадей и часть экспорта. Другие прогнозы мрачнее: в худшем случае весь урожай останется дома и экспорт упадет до нуля, полагает Bruegel, а в лучшем — сократится на треть.

«В полной мере последствия проявятся не ранее следующей осени, когда будет собран урожай, — предупреждают авторы исследования. — Если подготовиться заранее, можно смягчить удар и гуманитарные последствия дефицита продовольствия. Крупные производители зерна, включая Евросоюз, США и Австралию, подготовиться могут. Потому что у них очень эффективное сельское хозяйство и достаточный запас свободных земель для увеличения посевов».

Отметим, пока Запад помогает Украине, ему не до Афганистана с Йеменом. Число нуждающихся в помощи увеличилось на миллионы, тогда как еды стало меньше, цены на нее выросли, перевозка подорожала, а гуманитарные бюджеты остались прежними или сократились.

Если раньше Украина поставляла зерно и масло для продовольственной программы ООН, то теперь не только не экспортирует, но и сама стала получателем помощи. Уже 1 млн украинцев получили пайки и деньги на еду, и ООН планирует поддержать 3,3 млн украинцев в ближайшее время.

При этом из заявленных в 2021 году целей собрать 19 млрд долларов на 2022 год, чтобы помочь 137 млн человек во всем мире избежать голода, продовольственная программа ООН получила от доноров меньше половины.

Есть и другие проблемы. Рост цен на еду разгоняет общую инфляцию, что вынуждает центробанки повышать ставки. В результате люди, страны и компании меньше берут в долг по высоким ставкам, что в богатых странах тормозит развитие, а бедным угрожает банкротством.

Многие из них залезли в долги из-за пандемии, а около 40 беднейших стран оказались в долговом кризисе. Даже с низкими ставками им было тяжело увеличивать нагрузку на будущие поколения. Куда уж с высокими — а значит, придется жить впроголодь.

Последние геополитические события подорвали и рост мировой торговли товарами, от которой более других зависят развивающиеся страны. В ковидном 2020 году она сократилась на 5%, но в прошлом смогла отыграть потери и вырасти на 10%. Всемирная торговая организация рассчитывала почти на 5% роста в этом году, но теперь прогнозирует скромные 3% в ближайшие два года.

«История учит нас, что когда мировая экономика разделяется на противоборствующие блоки, а к бедным странам поворачиваются спиной, тогда нет ни мира, ни процветания», — обрисовала ближайшее будущее глава ВТО Нгози Оконджо-Ивеала.