Кто и зачем скрывает межнациональный конфликт в Кабардино-Балкарии?

В Кабардино-Балкарии разгорелся межнациональный конфликт, поводом для которого стало проведение кабардинцами конного похода в честь 310-летия Канжальской битвы. В ситуацию пришлось вмешаться сотрудникам Росгвардии и ОМОНа. Кабардинцы считают, что в битве XVIII века черкесы победили войска крымских татар. Итоги этого сражения до сих пор болезненно воспринимаются тюркскими активистами.

Беспорядки в Кенделене

По информации «Кавказского узла», события начали стремительно развиваться 18 сентября после того, как жители Кенделена, где живут балкарцы, отказались пропустить через село кабардинцев, которые конным и пешим строем хотели взойти на вершину горы Канжаль в память о 310-летии Канжальской битвы. Произошла серия стычек, в ходе которых несколько человек получили травмы. В село для предотвращения беспорядков прибыли сотрудники Росгвардии и ОМОНа.

19 сентября участники похода попытались прорваться через заграждение силовиков на дороге возле Кенделена. Из 200 участников шествия 170 прислушивались к советам правоохранителей и отказались от намерения, но 30 человек по объездной дороге поехали на Канжаль. Некоторые активисты начали бросать в силовиков камни, а те в ответ применили слезоточивый газ. В итоге силовики блокировали село и не позволили пройти людям, которые съехались поддержать участников шествия. По неофициальной информации, они сопровождались стрельбой из огнестрельного оружия. Сообщений о жертвах пока не поступало.

Беспорядки вспыхнули в еще одном городе в Кабардино-Балкарии. Начавшийся в кабардино-балкарском селе Кенделен межнациональный конфликт за сутки дошел сначала до Нальчика, а позднее — до соседнего города Баксан. Там ночью силовикам пришлось разгонять протестующих. Всего ночью в Кенделене, Баксане и Нальчике были задержаны десятки людей.

«Власти должны были быть к этому готовы. Они должны знать, что для горячих голов среди балкарцев и кабардинцев годовщина Канжальской битвы уже являлся достаточным поводом для столкновений. Подобное уже происходило 10 лет назад. На мой взгляд, причиной эскалации этого напряжения стали неумелые действия власти, которая вместо переговорщиков послали силовиков в толпу людей. Послали людей с автоматами и дубинками. Я считаю, что ни нынешняя власть, ни та, которая была 10 лет назад, не понимает, что проблему взаимоотношений между людьми надо не камуфлировать, а решать. Нужно проводить просветительскую работу с населением, учить людей не реагировать на различные спекуляции, зачастую основанные на слухах и незнании ситуации. Если не решать реальные проблемы людей, конфликт будет выходить наружу неожиданно, как торфяной пожар», — заявляет главный редактор интернет-портала «Кавказский узел» Григорий Шведов.

Столкновения между участниками похода и полицейскими произошли также в селении Заюково, расположенном близ Кенделена, где собрались участники пешего шествия и сочувствующие им. Местная пресса пишет о сотнях и даже тысячах людей, которые участвовали в беспорядках.

Волнения в Нальчике

После событий в Кенделене массовые волнения вспыхнули в столице Кабардино-Балкарии – Нальчике. По информации News-r, 19 сентября в центре города собрались десятки активистов с адыгейскими флагами. На место были стянуты силы полиции. К вечеру среды ситуация временно нормализовалась. Однако позже СМИ сообщили, что на посту ДПС в Баксане было задержано около 30 человек, которые ехали на помощь одной из сторон конфликта в Кенделене. Официального подтверждения этой информации не поступало.

Региональное управление Следственного комитета из-за событий в селе начало проверку. В том числе устанавливаются обстоятельства применения насилия к сотрудникам правоохранительных органов и попыток спровоцировать столкновения. Для этого, как говорят в ведомстве, в соцсетях размещалась недостоверная информация о происходящем, звучали «призывы к возбуждению ненависти и вражды по признаку национальности».

«В ближайшее время зачинщики будут установлены – и решен вопрос о возбуждении уголовного дела», – говорится в сообщении СК.

Сенатор от республики Арсен Каноков на своей странице в Facebook призвал воздержаться от обвинений в адрес властей Кабардино-Балкарии. «Всем, кто следил за событиями в Кенделене, понятно, что дело не только в годовщине Канжальской битвы. Для кого-то это был лишь повод для обострения ситуации в регионе, чтобы вбить клин между двумя дружественными народами. И грустно, что наша кабардино-балкарская молодежь, возможно, подогретая какими-то мнимыми патриотами, легко на это повелась», – написал он.

Каноков подчеркнул, что свою роль в обострении конфликта могла сыграть неправильная организация акции.

Канжальская битва

Аналогичные волнения произошли в Кабардино-Балкарии ровно 10 лет назад. Тогда на 300-летие Канжальской битвы жители Кенделена также отказались пропускать конный строй и начались стычки. Правда, тогда конфликт удалось разрешить быстро.

Согласно данным из открытых источников, во время Канжальской битвы 1708 года черкесы (кабардинцы) под предводительством князя Кургоко Атажукина разгромили войска крымского хана Каплан Гирея и отстояли свою независимость. Они считают эту победу одним из главных событий в национальной истории.  По мнению балкарцев, живущих в Кенделене, этой битвы не было вовсе.

Идеологический шум может «взорвать» земельный конфликт в Кабардино-Балкарии

Ровно десять лет назад, в 2008 году, когда в Кабардино-Балкарии праздновали трехсотлетие Канжальской битвы, происходили похожие события. Балкарцы, живущие в горной части республики, воспринимают символические шествия, да еще и через свои села, как оскорбление. В массовом сознании эта битва воспринимается как столкновение черкесов и тюрок – тогда были разбиты войска крымского хана Каплан Гирея. А балкарцы – тюркоязычный народ.

Сейчас проблемы в межэтнических отношениях распространяются со скоростью света благодаря социальным сетям, и напряжение зримо растет пропорционально охвату аудитории. Кабардинская общественность требует от государства вмешательства в связи с тем, что действия жителей балкарского села нарушают свободу передвижения граждан. Балкарская общественность считает, что подобного рода демарши сеют межнациональную рознь.

Канжальская битва имеет огромное историческое значение, однако аутентичных сведений о ней в адыгской историографии нет. Зато есть множество сведений внешних авторов. Результаты сражения имели огромное, как сейчас бы сказали, геополитическое значение для всего региона. Каплан Гирей лишился ханского титула, был сослан на остров Родос, черкесы прекратили, во всяком случае на время, платить дань крымскому хану. Битва имеет значение и как важное событие в цепи исторических событий, медленно, но неумолимо сокращавших влияние Османской империи на Кавказ. Помимо всего прочего, сражение – образец храбрости и высокого уровня кабардинского военного искусства – захватчик был направлен по неверному маршруту, попал в «капкан» и потерял огромное количество людей, в разных источниках сообщаются разные данные, но обычно речь идет об 11 тысячах человек.

Трудно понять, какое все это имеет отношение к нашему времени, к современным кабардинцам и балкарцам, но зато можно увидеть, как исторический миф работает в качестве генератора вполне реальных политических проблем и межэтнической напряженности.

Канжальская битва начала XVIII века не была и не могла быть столкновением этническим, борьбой тюркского и черкесского начала. Хотя бы потому что этнические культуры к тому времени не оформились, их оформление даже не началось. Люди идентифицировали себя по признакам родового, в крайнем случае регионального происхождения и социального статуса, положения в иерархии очень узких локальных сообществ. Язык не играл роли в самоидентификации человека того времени, и любой горец без зазрения совести в бесконечных войнах, стычках и грабежах готов был убивать как говорящих на чужих языках, так и на своем. Кстати, кавказцы того времени, о чем свидетельствуют исторические и этнографические исследования, легко, в зависимости от обстоятельств, меняли язык общения, абсолютно опять-таки не утрируя символическую значимость родного языка. Этого всего просто не было.

Еще один аргумент в пользу того, что ни о каком столкновении тюрков и черкесов в те времена не могло быть и речи, заключается в том, что есть исторические описания тех событий, в которых говорится об участии черкесов в этой битве и на стороне крымского хана. Это довольно очевидно, поскольку в то время на Таманском полуострове жили черкесы, подданные Османской империи, да и в целом черкесов исторически было много как в войсках империи, так и ее вассалов.

Все, что происходило в те времена, а Канжальская битва была лишь одним из эпизодов почти бесконечных войн и столкновений (только в течение первых восьми лет XVIII века, то есть до 1708 года, когда она случилась, было два разорительных похода крымчан к кабардинским землям), почти всегда было связано с захватом земель, живого товара, установлением протектората с целью дальнейшего обложения данью. Либо же «восстановлением порядка», когда отпавшие было окраины возвращались в поле контроля более сильных игроков. О культурах и языках тогда никто ничего не знал.

В наше же время, и в этом вина именно советской гуманитарной интеллигенции, которая любые исторические события интерпретировала с точки зрения близких ей понятий о социальном процессе, люди действительно ассоциируют события 300-летней давности с этнополитическими реалиями, в которых живут сейчас. Советские ученые 60-х 80-х годов прошлого века тратили полжизни на поиск нужных кровей среди исторических персонажей первых веков нашей эры, отыскивая среди царствующих особ или мифологических героев то грузин, то армян, то абхазов, то чеченцев. Так и сегодня балкарская общественность комплексует по поводу древней битвы, будто побеждены в ней были они сами. Но надо отдать должное кабардинским патриотам, которые многое сделали для того, чтобы своими поведением уязвить людей, надевая на себя социальные маски победителей – эта битва не имеет к ним также никакого отношения, как и к балкарцам.

Политические и экономические процессы на Кавказе в последние полтора века были прямо связаны с конструированием этносов и борьбой между ними за лучшие земли. Интеллигенция, взявшая на себя идеологическое обеспечение процесса, заложила много мин замедленного действия, которые рванули во время распада Советского Союза. Но, как видим, некоторые из них сохранили свою боеспособность по сей день. А ведь из всех межэтнических противоречий региона именно кабардино-балкарское самое прозрачное – оно четко о земле, конкретных земельных ресурсах, которые стоят здесь очень дорого.

Родовые, общинные и этнические балкарские земли здесь – это горные пастбища, основа благосостояния и источник жизни горцев республики, а не овеянные доблестью предков вершины. Для некабардинцев как таковых, а кабардинской элиты, это перспективные территории для крупных инвестиций, например, в развитие туризма. Именно поэтому эти элиты настаивают на том, чтобы рассматривать вопросы в «цивилизованном контексте», то есть не через призму родовых угодий, а как общее для двух народов республики пространство деятельности.

Но в основе стоит банальный земельный конфликт, каких всегда много было на Кавказе. Все остальное – идеологический шум, способный, тем не менее, взорвать ситуацию и привести к непредсказуемым последствиям.