Ограничение прав граждан в условиях пандемии COVID-19

02.04.2021
10:53
Мнения

В своем обращении от 11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вирус COVID-19 пандемией, указав на очень высокие глобальные риски для человечества. В связи с рекомендациями ВОЗ, направленными на борьбу с вирусом и на снижение уровня заражения и смертности, большинством государств были приняты беспрецедентные в XXI веке меры в области ограничения прав своих граждан.

По данным Freedom House, пандемия коронавируса «подбросила дров в кризис демократии во всем мире», ситуация с правами человека ухудшилась в 80 странах. 13 стран прибегли к отключению интернета во время пандемии, 20 стран мира приняли или ужесточили законодательство о высказываниях в сети. В 45 странах пользователи интернета были арестованы за публикации, связанные с COVID-19.

Эксперты выделили несколько негативных следствий пандемии для политических институтов. Во-первых, рост тенденций к диктатуре – передача исполнительной власти чрезвычайных полномочий на неограниченный срок часто происходит без указания перечня полномочий и мер и без необходимости парламентских решений. Во-вторых, это нарушение принципа разделения властей, поскольку исполнительная власть взяла на себя регулирование неограниченного круга вопросов. Также среди последствий – нарушение распределения полномочий между уровнями власти, наделение неконституционных институтов сверхполномочиями, нарушение системы права и иерархии правовых документов.

Среди негативных следствий пандемии для прав и свобод эксперты называют ограничение свободы передвижения в связи с локдаунами, ограничение свободы слова – в частности, возбуждение уголовных дел против журналистов, которые высказывались с критикой действий или бездействия правительств, ограничение свободы собраний, свободы вероисповеданий из-за закрытия церквей и мечетей, ограничение тайны частной жизни, связанное с внедрением трекеров отслеживания контактов. Проявляется все большее неравенство и поражений в правах по возрасту, вакцинное неравенство, поражение трудовых прав и рост экономического неравенства. Выход государств из режима чрезвычайного положения не обязательно влечет за собой прекращение чрезвычайных мер.

В частности, в Российской Федерации в ряде регионов соответствующими указами высших должностных лиц были введены электронно-цифровые пропуска на передвижение людей и автотранспорта, ограничения на посещение определенных мест, инициирован временный запрет на работу предприятий общественного питания, торговых центров и развлекательных учреждений. Был введен режим самоизоляции, содержащий достаточно жесткие регламенты, касающиеся любых передвижений граждан.

В момент введения вышеуказанных ограничительных мер в ряде средств массовой информации стала популярной точка зрения о якобы имеющих место нарушениях конституционных прав граждан. Объективный взгляд на ситуацию с правовой точки зрения говорит о том, что действия властей во время пандемии COVID-19, связанные с ограничением ряда прав граждан, проводились в полном соответствии с действующим законодательством.

Мировая пандемия COVID-19 как юридический факт затрагивает не только практическую, но и теоретическую область права. Очень интересно именно во внезапно возникших условиях серьезных правовых ограничений проанализировать изменения, происходящие в правосознании граждан. Представляется крайне важным определить степень готовности правосознания демонстрировать адекватное отражение существенных изменений в правовой реальности. Кроме того, необходимо оценить общий уровень правовой культуры граждан РФ, а также обсудить корректировку целей, форм и методов правового воспитания в складывающихся современных условиях.

С.С. Алексеев определяет правовое воспитание как процесс организационно-идеологического воздействия на сознание людей, развивающего правосознание, обеспечивающего высокую правовую культуру, утверждающего в жизни людей все то, что характеризует право как высоко значимую социальную ценность.

Являясь одним из основных субъектов правового воспитания, государство продемонстрировало определенные методы воздействия. Руководствуясь в первую очередь соображениями безопасности собственных граждан, государство ввело исключительные меры ограничительного характера, используя для их поддержания императивные методы.

Так, в г. Москве, по данным издания «Коммерсантъ», в результате работы приложения «Социальный мониторинг» Главным контрольным управлением г. Москвы было выписано около 54 тысяч штрафов за нарушение карантинного режима на сумму более 200 млн рублей.

Активная деятельность по выявлению нарушений в соответствии с Указом Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. «О введении режима повышенной готовности» велась силами полиции и Росгвардии, а также Объединением административно-технических инспекций города Москвы. По данным газеты «Известия», в Москве за период с 11 по 16 апреля было составлено более 12 тысяч протоколов на общую сумму 50 млн рублей.

Учитывая численность населения города и слаженную работу различных ведомств по пресечению правонарушений, можно предположить, что правовой регламент нарушили лишь 0,1% от общего количества жителей города.

С одной стороны, можно предположить, что методы принуждения в контексте обсуждения темы «Правовое воспитание» оказались неэффективными и, может быть, даже и вовсе не обязательными или чрезмерными. С другой стороны, государство как один из главных субъектов правового воспитания смогло опытным путем, в условиях реальной чрезвычайной ситуации установить уровень лояльности граждан по отношению к проводимой политике по введению ограничений.

По данным ВЦИОМ, опубликованным в «Российской газете», 83% опрошенных соблюдали режим самоизоляции. Исходя из приведенных данных, в конце мая 20 % наших сограждан придерживались введенных мер борьбы с COVID-19 и не выходили на улицу, еще 63 % лишь иногда покидали свой дом. Наибольшую дисциплинированность продемонстрировали жители Москвы и Санкт-Петербурга. Большинство из опрошенных в целом отнеслись к мерам по ограничению собственных прав и свобод с пониманием.

Таким образом, даже на уровне обыденного правосознания, носители которого просто не могут дать объективную правовую оценку введенным ограничениям, можно увидеть вполне адекватное и терпимое отношение к ярко выраженным методам принуждения.

В условиях пандемии COVID-19 актуальными целями правового воспитания стали здоровье и безопасность граждан. В первую очередь для эффективного воздействия на правосознание граждан в условиях введения вынужденных ограничений прав и свобод основным субъектам правового воспитания необходимо использовать методы убеждения и поощрения. Данные методы в разной степени были использованы государством и некоторыми институтами гражданского общества.

Так, например, Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин несколько раз выступал с телевизионным обращением к гражданам в связи с ситуацией по COVID-19. В обращениях содержались призывы сохранять выдержку, объяснялась необходимость введения чрезвычайных, по сути, мер ограничения прав и свобод граждан. Кроме того, Президентом РФ были озвучены меры финансовой поддержки граждан и предприятий со стороны государства.

Также с официальным обращением к гражданам обратился Предстоятель Русской православной церкви Кирилл (патриарх Московский и всея Руси). Гражданское общество в лице РПЦ выступило с солидарной с государством позицией, обозначив здоровье и безопасность граждан России в качестве главного приоритета.

Таким образом, государство и граждане фактически объединились одной общей идеей, прочно закрепившейся в обыденном правосознании: человеческая жизнь представляет собой наивысшую ценность. По сути, речь идет об ценностном аспекте правового воспитания.

Посредством усвоения норм и ценностей права создается реальная возможность организованно и целенаправленно влиять на сознание личности. Ценностные ориентации воспитания правовой культуры позволяют выполнить ее функцию общественной направленности, ориентированную на поддержку общественного строя, его институтов, органов власти, формирование гражданских и социальных качеств на основе принятых и действующих в государстве идеологий, конституции, законов.

Аксиологическая трактовка правовой культуры обуславливается трактовкой понятия правовой культуры психологами и педагогами с позиции обогащения ими ценностных ориентаций личности.

Такие правовые ценности, как свобода личности, справедливость, человеческая жизнь, вышли на первый план во время пандемии CОVID-19. Также эта кризисная, по сути, ситуация выявила наличие таких ценностных характеристик правосознания наших граждан, как терпимость и уважение к закону.

Именно прочно закрепленное в правосознании ценностное отношение к человеческой жизни лежало в основе сознательно принятого решения большинства согласиться с вынужденным временным ограничением ряда прав и свобод. Метод принуждения на примере отдельно взятого крупного мегаполиса оказался практически неуместным. Гражданское общество перед лицом пандемии продемонстрировало высокий уровень правовой культуры, достаточно богатое в ценностно-содержательном аспекте правосознание и готовность к добровольному сотрудничеству с государством.

Ситуация с COVID-19 ясно показала государству необходимость постепенного отказа от методов принуждения в общении с собственными гражданами в аспекте правового воспитания. Напротив, очень важно активно использовать и совершенствовать методы убеждения и поощрения в целях скорейшего построения правового государства и укрепления гражданского общества.