Поправки в Конституцию РФ: современное понимание категории «социальное государство»

02.08.2020
13:29
Мнения

Несмотря на утверждение главенствующей роли социальных ценностей в нашей стране, международные рейтинги, доклады Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, прямо свидетельствуют, что практическое воплощение модели социального государства сопровождается различными сложностями.

Новейшая история российского государства ознаменована сменой государственно-правового строя, избрав демократический вектор развития, постсоветская Россия провозглашена государством социальным (ст. 7 Конституции Российской Федерации).

В целях укрепления и расширения реализуемой в стране социально-ориентированной политики, относительно недавно в действующую Конституцию Российской Федерации были внесены социальные поправки, подчеркивающие, что данная сфера – приоритетное для государства направление, а многочисленные социальные обязательства и гарантии получат должное конституционное значение.

Несмотря на утверждение главенствующей роли социальных ценностей в нашей стране, международные рейтинги, доклады Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, прямо свидетельствуют, что практическое воплощение модели социального государства сопровождается различными сложностями.

Одна из причин происходящего представляется в отсутствии единства терминологического аппарата, поэтому понятие «социальное государство», с учетом происходящих изменений в национальном законодательстве и геополитике, нуждается в дальнейшем научном осмыслении.

Становление концепции социального государства имеет длительную и богатую историю, восходящую к работам античных мыслителей, утверждающих, что «…государство – это союз в целях оказания помощи» (Аристотель) и получающих признание государством и законодательное оформление во второй половине XIX столетия (Л. Штейн).

Вместе с тем, высокая оценка и особая значимость социальной миссии государства, как показывает опыт функционирования публичновластных институтов, в странах мира понималась и реализовывалась по-разному, «…понимание сущности государства как социального института не оставалось неизменным с момента их формирования».

Например, новаторские идеи Штейна в странах Западной Европы получили активное развитие, являя собой наиболее успешный опыт реализации социальной политики и обеспечения безопасности социума.

В странах Восточной Европы социально-ориентированная политика также приобретает устойчивый правовой каркас, но как показывает исторический опыт, развивается более медленно, «узко» воспринимается, не всегда отвечает всем деструктивным вызовам, ограничиваясь рамками выполнения социальных обязательств и гарантий.

В этой связи некоторые исследователи точно замечают, что «…социальное государство – комплексное понятие и динамичное явление, проявляясь в социальных функциях, оно требует смены патеров, модификации, перехода от дотаций и выплат значительным слоям населения без разбора к созданию условий социального благополучия и безопасности общества в целом».

Господствующие различия в подходах к социальной миссии государства неизбежно отражаются на его трактовке, до настоящего времени в ряде публикаций социальное государство определяют как «…правовой императив деятельности по надлежащему выполнению конституционных обязанностей в части оказания социально-экономической помощи гражданам».

В научной среде присутствуют воззрения, согласно которым, многие государства нуждаются в оптимизации социальных обязательств, которые сводятся к сокращению его социальных функций. Следует признать, что за последние годы ученые – теоретики и практики, все больше склоняются к необходимости пересмотра категории «социальное государство», наиболее правильным и справедливым представляются высказывания специалистов, настаивающих на рассмотрении социального государства с позиции достижения социально-общественной справедливости, способствующей укреплению фундамента безопасности социума.

Всесторонний подход к трактовке «социального государства», созвучный с не менее важной категорией «социальная безопасность» преобладает в работах Ю.Д. Квашнина, исследователь делает вывод, что социальное предназначение государства состоит в перераспределение доходов и национального богатства (функция «Робин Гуда»), социальном инвестировании, разработке механизма накопления финансовых средств и страхования.

О.В. Родионова рассуждая о модели социального государства, реализуемых им социальных функциях, определяет его как деятельность органов власти, направленную на устранение различий в доступе всех членов общества к общественным благам, равно как их справедливом распределении.

Таким образом, категория «социальное государство» претерпевает существенные и все более заметные изменения, обусловленные усложнением геополитических связей и отношений, социально-экономическими вызовами, ростом запросов населения на обеспечение социальной справедливости и общественной безопасности.

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и The Bulgar Times в целом.