Рафис Кашапов признался, что в армии тоже усмирял «дедов» очередями из автомата Калашникова

13.12.2019
11:56
Мнения

Известный общественный деятель из Набережных Челнов, руководитель ВТОЦ Рафис Кашапов, называющий себя заместителем премьер-министра правительства независимого Татарстана в изгнании, заступился за Рамиля Шамсутдинова, который расстрелял своих сослуживцев.

Напомним, 25 октября 20-летний рядовой срочной службы Рамиль Шамсутдинов из села Вагай Тюменской области, проходивший службу в войсковой части, расположенной в поселке Горный Забайкальского края, застрелил восьмерых сослуживцев: пятерых солдат-срочников, одного контрактника и двух офицеров. Еще двое были тяжело ранены и госпитализированы.

Рафис Кашапов, получивший политическое убежище в Великобритании, на своей страничке в соцсети размышляет о неуставных отношениях в советской/российской армии и вспоминает эпизоды из своей армейской жизни:

«В 1976-78 годах нам братьям-близнецам Кашаповым — Нафису и Рафису — в Туркменистане пришлось служить в бронетанковых войсках в городах Теджене и Кушка, — пишет Кашапов. — В те годы в караульном помещении мне также пришлось стрелять из автомата Калашникова. Этим самым я вынудил весь личный состав караула лечь на асфальт. Почему это произошло?

В тот день я заступил в очередной караул после довольно изнурительного дня. Был один пост в карауле — склады артиллерийского вооружения и боеприпасов. Дело было летом, уже ночью шёл по тропинке не спеша и стал буквально, как лошадь, засыпать стоя. После чего мгновенно упал на траву. В этой местности это было само по себе опасно — в траве ползают змеи, немало фаланг и скорпионов.

Когда очнулся, увидел, что у меня были сорваны погоны, не было автомата и боеприпасов. После возвращения в караульное помещение, всё, что они у меня изъяли, возвратили обратно. Но «старики» решили проучить меня по своему, начались издевательства. После чего мне пришлось опустошить два магазина патронов…

В ту же ночь я оказался на гауптвахте, в отношении меня военной прокуратурой было возбуждено уголовное дело. Во время следствия дал показания, объяснив сложившуюся ситуацию тем, что мой поступок был протестом против дедовщины в нашем полку. У следователя я просил прекратить уголовное дело не только в отношения меня, но и не возбуждать уголовные дела в отношении других лиц. Так или иначе, но через два месяца данное уголовное дело было закрыто…

Мы все знаем, что жертвами сексуального насилия по статистике чаще становятся женщины, однако мужчины также не защищены от этого риска в армии и тюрьмах. Мы в своей жизни не раз сталкивались подобными негативными явлениями. Я, будучи заместителем командира взвода, а Нафис — командиром танка, попали в душераздирающую ситуацию. В нашем полку в Ленинской комнате ночью группой сержантов и солдат был избит и изнасилован наш земляк-татарин. Всю эту вакханалию устроил дневальный-старослужащий, он с гордостью и нагло заявил Нафису: «Мы, трах… вашего земляка-татарина!». После этого случая мой брат вызвал дневального в туалет (в это время меня не было в казарме), где у них был словесный конфликт. После чего дневальный со штык-ножом кинулся на Нафиса. Брат молниеносно выбил нож из его руки, после чего нокаутировал и сунул его головой в унитаз…

Однажды, во время масштабных военных учении, во время обеда я встал в очередь за продпайком для своего танкового экипажа. Передо мной нагло, не спрашивая ни у кого разрешения, встал «старик» Головле, призванный из Москвы. В ответ я ему заявил, что надо соблюдать порядок, в ответ он разразился нецензурной бранью и пнул мне в паховую область. Я пришел в ярость и, за пару минут придя в себя, одним ударом уложил его. Это несмотря на то, что он был кандидатом в мастера спорта по боксу и тяжелее меня на 20 кг. После этого он мне сказал: «Ночью мы тебя «сломаем». В тот день ночью мы с братом Нафисом ждали «стариков», сидя на башне танка, у нас у обоих были штык-ножи и другие средства для самообороны. Когда они подошли толпой к моему танку, внезапно появился чеченец Абу, он в жесткой форме им сказал: «Если тронете татар, перережу всех», после чего они все разошлись. В своей жизни мы много дрались против толпы, но этот конфликт был исчерпан благодаря Абу.

Чеченец Абу был призван до нашего призыва из Ростова-на–Дону. Когда он начинал служить, над ним около недели издевались «деды». Осознавая свое безвыходное положение, он ночью, когда все спали, из столовой принес два больших ножа и из трехэтажной казармы вес полк прогнал на улицу. Абу доказал, что он один в поле воин! Есть у нас татар такая поговорка: «Герой умирает один раз, трус умирает каждый день» — как раз эти слова подходят к этим событиям.

Возвращаясь к теме Рамиля Шамсутдинова, я глубоко убежден, что министр обороны РФ Сергей Шойгу должен просить прощения и перед родителями родных Рамиля, и перед родными погибших офицеров и солдат, в том числе за всех многочисленных убитых и погибших, по тем или иным причинам солдат российской армии, самого же Рамиля Шамсутдинова нужно освободить», — заключает Кашапов.