Россия страна назначения для «живого товара»: торговля людьми и трудовая эксплуатация

04.03.2021
16:12
Мнения

Торговля людьми и другие формы экстремальной эксплуатации, включая принудительный труд и принудительные браки, которые в настоящее время объединяются под термином «современное рабство», затрагивают приблизительно 40 миллионов человек во всем мире, причем 25 миллионов, находятся в ситуации принудительного труда, 15 миллионов находятся в состоянии принудительного брака. Согласно докладам о торговле людьми, преступники эксплуатируют самых беззащитных: 30 процентов выявленных пострадавших – дети, почти 70 процентов – женщины и несовершеннолетние девочки. Россия не делает почти ничего для искоренения траффикинга (торговли людьми) и тем самым становится страной назначения для «живого товара».

Торговля людьми – это нарушение прав человека, в основе которого лежит акт эксплуатации. Организация Объединенных Наций определяет торговлю людьми как «вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо».

В настоящее время торговля людьми представляется в более широком смысле как деятельность, связанная с широким спектром низкооплачиваемого или неоплачиваемого опасного труда. Мужчины, женщины и дети становятся объектом торговли для различных целей, включая домашний труд, сельскохозяйственную и плантационную работу, коммерческое рыболовство, текстильную промышленность, фабричную работу, строительство, добычу полезных ископаемых и принудительную секс-работу, а также торговлю невестами и мелкую преступность. Эти виды злоупотреблений на работе особенно распространены в странах с низким и средним уровнем дохода, где дешевая рабочая сила пользуется высоким спросом и где растет неформальная и неустойчивая занятость, а управление трудом является слабым.

В странах Восточной Европы и Южного Кавказа большинство случаев торговли людьми связаны с сексуальной эксплуатацией. В Центральной Азии также процветает торговля в целях принудительного труда. Страны региона по большей части являются поставщиками «живого товара», однако в последние годы Россия и Казахстан становятся странами назначения. Об этом говорится в докладе Управления ООН по наркотикам и преступности.

«По сравнению с наиболее частыми случаями торговли людьми – теми, которые связаны с сексуальной эксплуатацией или с принудительным трудом, число обнаруженных случаев торговли людьми в целях изъятия органов невелико. За последние 13 лет Управление ООН по наркотикам и преступности получило информацию из 25 стран о 700 жертвах торговли людьми в целях изъятия органов. От других форм трафика пострадали 225 тысяч человек», – говорится в докладе. По мнению его авторов, извлечение органов, в основном, связано с нехваткой органов для пересадки. Согласно оценкам, от пяти до десяти процентов операций по пересадке почек и печени проводятся с использованием незаконно полученных органов.

Авторы доклада отмечают, что наибольшего размаха торговля людьми приобрела в зонах вооруженных конфликтов. Боевики и террористы торгуют женщинами и детьми с целью пополнения своих рядов и увеличения доходов.

В докладах о торговле людьми регулярно подчеркивается, что трудящиеся дети и нелегальные мигранты подвергаются особому риску более экстремальных форм эксплуатации. По оценкам, более половины из 215 миллионов молодых работников в мире работают в опасных секторах, включая принудительную секс-работу и принудительное попрошайничество на улице.

На рабочем месте эксплуатация труда и связанные с ней злоупотребления и их противоположность, «достойная, безопасная занятость», как правило, определяются сочетанием условий занятости и условий труда. Условия найма устанавливают параметры, определяющие способы и степень эксплуатации человека (например, низкая заработная плата, сдельная оплата труда, удлиненный рабочий день, штрафы за досрочное расторжение контракта).

Лица, ставшие жертвами торговли людьми, редко получают договор, и если он предоставляется, они могут не иметь возможности прочитать или изменить его. Работники редко получают средства индивидуальной защиты или медицинскую страховку, и лишь немногие рабочие места оснащены средствами охраны здоровья или техники безопасности, особенно в менее регулируемых секторах. Инспекции труда также не редкость, и когда они проводятся, инспекторы вряд ли проверят, являются ли работники объектом торговли.

После эксплуатации многие работники, ставшие жертвами торговли людьми, обременены физическими и/или психологическими проблемами со здоровьем и долгами. Жертвы торговли людьми редко имеют доступ к медицинской или социальной помощи или средствам правовой защиты, таким как финансовая компенсация за травмы или болезни, связанные с работой, утраченный будущий заработок, связанный с инвалидностью, или невыплаченная заработная плата. Долги и другие финансовые обязательства, в том числе по медицинскому обслуживанию, могут повысить уязвимость жертв к дальнейшей эксплуатации.

Кроме того, когда один член семьи становится инвалидом, другие члены семьи, включая детей, могут оказаться в ситуации эксплуатации. Это может начать «поколенческий» цикл вступления в опасный труд.

Россия не делает почти ничего для искоренения траффикинга (торговли людьми), говорится в ежегодном докладе Госдепартамента США. Его авторы ставят РФ в один ряд с Афганистаном, Сирией, Туркменистаном, Ираном, КНДР и другими странами, чье законодательство в этой области не отвечает международным стандартам.

Хотя Уголовный кодекс Российской Федерации (ст. 127.1 УК РФ)  грозит трафикерам шестью, а при отягчающих обстоятельствах – 10-15 годами заключения, эта суровая норма применяется крайне редко. В прошлом году за торговлю людьми осудили всего девятерых преступников, а признали потерпевшими – 61 человека.

Независимые российские эксперты говорят о сотнях тысяч жертв, не получающих никакой защиты. Как правило, это люди, похищенные работорговцами, проституированные женщины, нищие и трудовые мигранты без документов. Со многими из них полицейские сталкивается на каждом шагу, но рассматривают их, скорее, как правонарушителей, чем как пострадавших.

Большинство дел, связанных с траффикингом, не учитываются судебной статистикой, так как обвиняемым вменяют другие составы преступлений, например, мошенничество или вовлечение в проституцию. Отсюда – крайне противоречивые официальные оценки ситуации.

Рабство и ему подобные явления существуют на протяжении тысячелетий, так же как и социальное и экономическое неравенство. В декларации целей устойчивого развития на период до 2030 года международное сообщество обещало, что усилия будут направлены на сокращение масштабов нищеты, обеспечение здорового образа жизни и, что самое обнадеживающее, поощрение достойной работы. Торговля людьми должна рассматриваться как глобальная проблема здравоохранения. Во-первых, с точки зрения распространенности, по сравнению с другими общепризнанными глобальными проблемами здравоохранения, такими как приблизительно 35 миллионов человек, инфицированных ВИЧ, или 1 миллион девочек, ежегодно рожающих в возрасте до 15 лет, торговля людьми, по-видимому, заслуживает аналогичного внимания, и в настоящее время она оценивается примерно в 40,3 миллиона человек.

Далее, когда речь заходит о вреде, результаты исследований по всему миру неизменно указывают на то, что большинство жертв торговли людьми подвергаются насилию и опасной, изнурительной работе, и лишь немногие из них выходят без долгосрочного, иногда физического и психологического ущерба, а так же ущерба, последствием которого становится инвалидность.

В настоящее время глобальное сообщество здравоохранения принимает весьма ограниченное участие в диалоге по проблеме торговли людьми или реагировании на нее. Аналогичным образом, те, кто работает над проблемой «современного рабства», уделяют мало внимания последствиям торговли людьми для здоровья. Инициативы по борьбе с современным рабством, принудительным трудом и торговлей людьми должны установить связь между торговлей людьми и здравоохранением путем более тесного сотрудничества с сектором здравоохранения.

Необходимо исследовать, в какой степени и какими способами в настоящее время эксплуатируются низкооплачиваемые работники, и каким образом связанные с работой опасности могут нанести вред отдельным лицам, в том числе в результате инвалидности родителей, которые затем могут быть вынуждены отправлять своих детей на работу – возможно, создавая «цикл поколений инвалидности» и лишения гражданских прав.

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и The Bulgar Times в целом.