Сослуживцы хотели «опустить» рядового Шамсутдинова. Зачем нам такая армия?

07.11.2019
13:05
Мнения

Рядовой Шамсутдинов, расстрелявший 8 военных в Забайкалье, на большом допросе заявил, что бойня стала актом самообороны, так как сослуживцы хотели его «опустить». 

 «В тот день они пообещали меня опустить. Так и сказали, предупредили, что типа изнасилуют. Лейтенант в тот день мне сказал, что всё, понимаешь, после караула — всё будет. Всех молодых других до меня уже опускали, я знаю. А в этот вечер, значит, моя очередь, мне деваться некуда было, что мне делать?»

Уровень «скрепности» — российская армия, моральный облик и «мужественность» (которой так любят козырять сторонники обязательной службы: «не служил — не мужик»), так и прут. 

За дешёвым пропагандистским макетом скрывается самая настоящая зона, только в декорациях военной части и с боевым оружием: авторитеты, старшие, «опускания», повальное насилие — вот они характерные черты отечественной армии. 

В российскую армию уходят нормальными, здоровыми, молодыми ребятами, а возвращаются(в лучшем случае) уже забитыми, с покалеченной психикой и подавленной личностью рабы системы.  

На фоне произошедшего скандала крайне показательна реакция, так называемой правозащитной организации «комитет солдатских матерей», которая всю ответственность в случившемся возложила на компьютерные игры: 

«Компьютерные игры очень сильно влияют. Учат стрелять. И это действует на психику, особенно когда человек тихоня, неустойчив». 

Что действительно влияет на психику, так это — вот такие проплаченные властью фейковые «правозащитные организации», призванные помогать людям, а на деле служащие адвокатом правящего режима. 

Зачем нам такая армия? Зачем нам такие правозащитные организации? Вообще незачем. 

Обязательное прохождение военной службы по призыву должно быть отменено, как пережиток Совкового прошлого, а все государственные марионеточные правозащитные организации распущены по причине своей бесполезности и получении взяток от коррумпированных чиновников.

Этот материал выражает личное мнение автора и может не совпадать с мнением редакции The Bulgar Times.